«Дети так жить не должны»

Елена Альшанская
Автор статьи: Ольга Алленова
Источник: Коммерсантъ

 

Почему реформа детских домов не доведена до конца

В конце февраля на Совете по вопросам попечительства в социальной сфере при правительстве РФ общественные организации и федеральные ведомства намерены обсудить поправки к правительственному постановлению №481, касающиеся дальнейшего реформирования сиротских учреждений. Президент благотворительного фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам» Елена Альшанская рассказала спецкорреспонденту “Ъ” Ольге Алленовой, почему реформу, начавшуюся в 2015 году, нельзя назвать успешной и чего ей не хватает.

«Тогда наши предложения многим казались революцией»

— В 2015-м, когда было принято правительственное постановление №481 о реформировании сиротских учреждений, вы говорили, что часть важных пожеланий вашего фонда не были учтены. Например, вы предлагали ограничить численность детей в учреждении — сначала до 30, потом до 60 человек, но вам говорили, что это нереально и надо подождать несколько лет.

— Нужно помнить, что, когда вносились предложения в самый первый проект постановления №481, у нас в стране было где-то 16 типов учреждений, куда может попасть ребенок, временно или постоянно оказавшийся вне семьи. Из них 13 организаций — для детей-сирот, и эти 13 учреждений находились под тремя разными ведомствами. Так закреплено в Семейном кодексе. То есть младенцы живут в домах ребенка, после четырех лет их переводят в детский дом, школьники без нарушений развития живут в детском доме (раньше часто — в школе-интернате), дети с разными нарушениями — в коррекционных интернатах (их всего восемь типов), дети с глубокой умственной отсталостью или тяжелыми нарушениями — в детских домах-интернатах (ДДИ).

А еще в регионах работают всякие социально-реабилитационные центры, приюты, организации для детей без попечения родителей, которые не являются организациями для детей-сирот. Просто россыпь организаций — и все они подчинялись разным ведомствам — Минтруду (Министерству труда и социальной защиты.— “Ъ”), Минздраву (Министерству здравоохранения.— “Ъ”) и Минобру (ранее сиротами занималось Министерство образования и науки, сейчас — Министерство просвещения России.— “Ъ”). И это не изменилось, они и сейчас им подчиняются.

Если у детей, которых забрали из одной семьи, разный возраст и разные группы здоровья, их разделяют и увозят в разные места. До четырех лет детей везут в дома ребенка, после четырех — забирают из этих учреждений, где они уже ко всем привыкли, и увозят в детский дом. Если у ребенка находят нарушения — переводят в коррекционный интернат или ДДИ и так далее. Многие дети сначала попадают в социально-реабилитационный центр или приют, это первая ступенька в системе, а потом уже распределяются по другим учреждениям. Куча учреждений, множество перемещений ребенка, постоянные разлучения с теми, к кому он привык. Зачем это все?

Мы предлагали не только сделать сиротские учреждения малокомплектными (не больше 20–30 человек в каждом), но и объединить все типы в один, перестать переводить детей из одного места в другое, перестать их разлучать, сократить численность группы, сделать так, чтобы дети жили в одной группе, пока они не вернутся домой или не будут устроены в приемную семью.

И конечно, мы говорили о первоочередной мере — профилактике, о работе с кровной семьей, чтобы ребенок в учреждение вообще не попадал.

Читать в источнике

Если вы считаете, что на сайте должно быть больше
важных, полезных, доступных и объективных материалов:

Поддержите развитие проекта

Оставьте первый комментарий для "«Дети так жить не должны»"

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*