«Это же закон 19-го века, поэтому и ребенок рассматривается как собственность»

Елена Альшанская — о законопроектах, регламентирующих изъятие детей из семьи по решению суда

Автор статьи: Ольга Алленова
Ссылка на источник: www.kommersant.ru

Елена Альшанская — о законопроектах, регламентирующих изъятие детей из семьи по решению суда

В Госдуму поступило два законопроекта, которые могут изменить Семейный кодекс РФ и практику изъятия детей из семьи. Президент благотворительного фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам» Елена Альшанская изучила оба законопроекта и рассказала спецкору “Ъ” Ольге Алленовой, почему такие законы принимать нельзя.

«В большинстве случаев оценить эту угрозу смерти никто из участников процедуры не сможет»

— В Госдуму подано два законопроекта, которые касаются Семейного кодекса, детей-сирот, отобрания детей из семьи. Один написан депутатами Крашенинниковым и Клишасом, другой — депутатом Мизулиной. Как вы их оцениваете?

— Оба законопроекта поступили в Госдуму с разницей в пару дней. Первым свой проект подали в Госдуму Крашенинников и Клишас — в нем, по сути, всего лишь три пункта, сам документ на двух страничках. Они предлагают отбирать детей из семьи только по судебному решению. Опека должна подать в суд иск против родителей, суд в течение 24 часов должен рассмотреть это дело в присутствии родителей, психолога или педагога ребенка, если тот может высказать в суде свое мнение. И в результате такого процесса суд принимает решение об удовлетворении иска опеки или отказе. Предусматривается единственный вариант, когда опека может отобрать ребенка сразу же без суда,— если ребенку угрожает прямая опасность и опека может прогнозировать наступление смерти ребенка в течение ближайших нескольких часов. Но понятно, что в большинстве случаев ни один человек, даже медик, не сможет спрогнозировать смерть через несколько часов.

— То есть опека не сможет оценить реальную угрозу?

— В этом законопроекте я не вижу никакого механизма, на основании которого опека может сделать вывод, что ребенку в ближайшие часы угрожает смерть в семье. Да и в целом такой механизм невозможно себе представить даже чисто умозрительно. Какие должны быть критерии для такого вывода? Кто вообще может спрогнозировать такое? Как опека должна потом доказывать в суде, что она отобрала ребенка обоснованно?

— Если бьют ребенка, и это слышат соседи, а полиция и опека, войдя в семью, видят избитого ребенка в тяжелом состоянии…

— Да, в таком случае теоретически опека может решить, что избиение может закончиться смертью ребенка. Но как они могут это решать сами, да еще и определить, что смерть может произойти через несколько часов? Как это должна сделать опека и полиция непонятно, и, если опека «на глазок» определила угрозу неверно, ей влетит. Боюсь, не каждый специалист в такой ситуации захочет вообще в это лезть.

А сколько случаев, когда насилие над ребенком не так очевидно со стороны — и, если оставить ребенка в ситуации такого насилия дома еще на 24 часа, пока решение об отобрании примет суд, ребенок может погибнуть.

— Получается, что опека не сможет забрать ребенка никак, кроме как по суду.

— Да, и в общем выходит странная история. В законопроекте оставили возможность изъять ребенка из семьи немедленно только в случае угрозы смерти в течение ближайших часов, но в большинстве случаев оценить эту угрозу смерти никто из участников процедуры не сможет. И все отобрания будут происходить по суду. А если ребенок находится в реальной ситуации риска и опасности — мы все равно оставим его на 24 часа в семье, и это может плохо кончиться. С другой стороны, если мы действительно можем оставить ребенка в семье на 24 часа, значит, нет опасности для него в этой семье, и зачем тогда вообще его оттуда забирать? Вот это главные мои вопросы к этому проекту.

Ну и еще один аспект — в этом законопроекте сохраняется норма, по которой при отобрании ребенка из семьи опека обязана в семидневный срок подготовить документы в суд о лишении родительских прав или ограничении в них. Эта норма и сегодня действует в законодательстве.

Она приводит к тому, что опека часто не решается отбирать детей по 77-й статье ровно потому, что ей потом надо за неделю подготовить документы в суд.

С точки зрения бюрократии это очень сложно — специалистам опеки за семь дней нужно собрать серьезные аргументы для того, чтобы суд лишил прав или ограничил в них людей, которых они в первый раз увидели, когда вошли в их дом. Это должны быть серьезные доказательства, часто собрать их за неделю невозможно.

А если смотреть на этот законопроект с точки зрения родителей, то он опять же сильно несовершенен. Потому что ситуация опасности может быть разовой, экстренной, внезапной, не зависящей от родителей. Например, приходит опека, по дому ходит маленький ребенок, а родитель лежит в «отключке». Можно решить, что родитель — запойный алкоголик, ребенок предоставлен сам себе, и это для его жизни опасно. А может быть, родитель отравился чем-то, а в обычное время он хорошо заботится о своем ребенке. Вы, как специалист опеки, не можете знать, что именно происходит,— вы просто видите картинку. И в такой ситуации у опеки нет пути назад — она отбирает ребенка, потому что оставить его в такой ситуации дома опасно, и она обязана выйти в суд с иском против родителей. Пути назад у нее уже нет.

— Вы считаете, что нужна какая-то норма, позволяющая опеке вернуть родителям ребенка, если выяснится, что произошла ошибка с отобранием?

— Да, конечно, это необходимо. У нас вся ситуация с отобранием — это путь в одну сторону, на вывод ребенка из семьи. Если опека ребенка забрала, то никаких вариантов возвращения нет. Такой ситуации нет нигде в мире. И это очень мешает органам опеки нормально работать. Сейчас они решают, забирать или не забирать ребенка из семьи не на основании реальной угрозы, а на основании оценки своих возможностей — соберут или не соберут они документы для лишения или ограничения родительских прав?

— Допустим, родитель напился, ребенок брошен, ребенка забрали. Как, по-вашему, должна дальше работать система?

— Если родитель напился, надо выяснить, что с ним происходит — он уходит в запои? Он ходит с топором? Не заботится о ребенке? Он выпивает изредка, но не теряет контроль над собой и ребенком?

Может быть много разных ситуаций, и большинство из них не означает, что родитель больше никогда не должен быть с ребенком вместе.

Нужна программа работы — сначала проанализировать ситуацию, в которой оказалась семья, чтобы объективно оценить ее жизнь. Потом — составить план помощи семье. Если речь идет о поведении родителя, надо выяснить, можно ли работать с родителем, чтобы помочь ему изменить поведение. Если проблема — в условиях проживания, надо предложить план, как изменить эти условия, чтобы ребенку было комфортно в семье. То есть целью должно быть благополучие ребенка в семье, и вся система должна работать на то, чтобы помочь семье и ребенку соединиться.

Читать полностью

Оставьте первый комментарий для "«Это же закон 19-го века, поэтому и ребенок рассматривается как собственность»"

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*


Instagram
VK
OK