Наставничество для сирот: не забывать дышать и держать дистанцию

Наставничество для сиротНаставник Денис фехтует на тямбарах со своим подопечным.

Автор статьи: Нина Кайшаури
Ссылка на источник: www.miloserdie.ru

Наставник и потенциальный приемный родитель – абсолютно разные вещи. Наставник общается с подростком на равных, и если он захочет стать родителем, то в установившихся отношениях наступит кризис

Полине было 29 лет, когда она решила стать волонтером и помогать детям, оставшимся без попечения родителей. В Благотворительном фонде «Дети наши» ей подобрали подопечную, девочку 14 лет, и Полина стала наставницей.

«Сначала девочка отнеслась ко мне очень настороженно, – рассказала она. – Даже повела показывать старшей сестре, которая воспитывалась в том же детском доме».

Сейчас Полине 35 лет, ее подопечная поступила в университет, живет с парнем, учится вождению, занимается спортом и волонтерской деятельностью.

«Мы редко видимся, у меня ведь тоже двое детей и работа, – объяснила наставница. – Но я стараюсь “вытаскивать” ее на разные мероприятия. Периодически она обращается ко мне, чтобы обсудить какие-то личные вопросы. Спрашивает про мой опыт, как у меня складываются отношения с мужем».

Наставничество повлияло на жизнь самой Полины. «В процессе я пошла учиться на психолога, закончила университет, теперь работаю в фонде “Дети наши”», – сказала она.

«Персональный» взрослый. Зачем нужен наставник

Персональный взрослый. Зачем нужен наставник.
Татьяна Панкова

Наставник – это взрослый человек, приезжающий к определенному ребенку в детский дом каждую неделю. Его задача – стать для подростка «персональным взрослым», с которым можно обсудить и жизненно важные решения, и бытовые вопросы.

В детском доме, даже если профессионализм воспитателей и педагогов находится на самом высоком уровне, персонального отношения к себе ребенок не получает, считает Марина Новикова, клинический и обучающий психотерапевт, эксперт Национального фонда защиты детей от жестокого обращения.

Между тем подростку важно именно в личных отношениях научиться реагировать на чувства другого человека и проявлять свои эмоции, контролировать себя и выстраивать границы.

Плюс наставника в том, что у него нет «рабочих» контактов с подопечным. Он не получает зарплату за общение. «Дети видят этот нюанс. Наставники – это люди, которые безвозмездно приезжают к ним в свое свободное время, иногда за 100 километров, из Смоленска в поселок, где расположен детский дом», – отметила Татьяна Панкова, психолог БФ «Дети наши».

По ее словам, воспитанники долго не верили, что посторонние люди хотят помогать им бесплатно, и пытались окольными путями выяснить, сколько все-таки получают наставники.

Дети нуждаются в интересе к себе, в индивидуальном внимании, подчеркнула психолог. Кроме того, знакомство с новым человеком, живущим и работающим за пределами детского дома, позволяет ребенку выступить в новом амплуа, создать свой «портрет» с чистого листа.

Справка
Благотворительный фонд «Дети наши» работает в Смоленской области с 2006 года. В рамках проекта «Будем вместе» психологи подбирают воспитанникам детских домов индивидуальных наставников. Проект реализуется с 2015 года. Он является частью программы фонда, которая называется «В большой мир». Программа нацелена на социальную адаптацию, профессиональное обучение и подготовку воспитанников детских домов к самостоятельной жизни. Волонтеры-наставники работают в двух учреждениях – Смоленском областном ГБУ для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, «Шаталовский детский дом» и в Смоленском областном ГБОУ «Сафоновский детский дом-школа».

Хороший наставник или плохой родитель

Хороший наставник или плохой родитель.
Фото nastavniki.org

В проекте «Будем вместе» участвуют 40 волонтеров-наставников от 27 до 50 лет. Большинство – работающие женщины 30-40 лет с активной жизненной позицией. Некоторые занимаются спортом, музыкой, имеют различные хобби. У многих есть свои дети. Домохозяек среди наставниц всего две, отметила Татьяна Панкова. И мужчин в проекте всего 5, и этого, конечно, недостаточно.

Главное, что нужно для наставничества, – жизненный опыт и умение заботиться о других. «Если человек умеет зарабатывать деньги и организовывать свой быт, он может стать наставником», – считает психолог.

Однако волонтеры должны адекватно оценивать свои ресурсы. «Бывает, приходит хорошая женщина, которая очень хочет помогать сиротам. Но у нее две работы и трое детей. Непонятно, на что она собирается опираться, поддерживая подопечного. Помогать можно только из благополучия», – добавила Татьяна Панкова.

Подопечные – это дети от 12 лет. Примерно с этого возраста у воспитанников почти не остается шансов попасть в приемные семьи. С другой стороны, у подростка не возникает иллюзия, что наставник со временем его усыновит. Если ребенок начинает воспринимать волонтера как родителя, то лишь как очень плохого – такого, который навещает его раз в неделю.

Кстати, добровольцев, желающих стать наставниками, сразу просят определиться, собираются они становиться приемными родителями или нет. Потому что потенциальный отец или мать занимают другую позицию по отношению к ребенку, чем волонтер.

Наставник общается с подростком на равных, и если он захочет стать родителем, то в установившихся отношениях наступит кризис, паре придется снова адаптироваться друг к другу в новых условиях, и не факт, что адаптация пройдет успешно.

Подопечных не выбирают

Как подбираются пары наставник-подопечный? Подросток, желающий получить наставника, пишет соответствующую заявку. После этого психолог фонда подбирает ему волонтера из числа тех людей, которые ранее изъявили желание помогать сиротам. Детей в «листе ожидания» обычно в два раза больше, чем взрослых.

С каждым потенциальным наставником проводится собеседование, составляется его психологический портрет. Подбирая пару, психолог опирается не только на пожелания воспитанника, но и на его потребности.

Например, один мальчик хотел общаться с пожилой женщиной, чтобы смотреть и обсуждать с ней сериалы. Психологи подобрали ему в наставницы женщину моложе 40 лет, бизнес-тренера по профессии.

Почему? Потому что это очень артистичный мальчик, с неуемной энергией и лидерскими качествами, но довольно неорганизованный. По мнению специалистов фонда, ему необходима была помощь наставницы в тайм-менеджменте и в развитии способностей. Вначале ребенок возмущался: «У нее даже телевизора нет!» – а потом признал, что все «круто».

Подбор пар поручается профессионалам еще и для того, чтобы у детей не было ощущения, будто они проходят «кастинг». Ребенку не должно казаться, что его кто-то «не выбрал».

«Я ей не понравилась»

Наставница душевно поговорила с подопечной, а через неделю девочка встретила ее как чужую. «Мы не поняли друг друга. Я ей не понравилась», – думает наставница. Но еще через неделю подопечная готова обниматься, и женщина не понимает, что происходит.

«Речь идет о нарушении привязанности (особенность, возникающая при отсутствии тесного эмоционального контакта с родителями. – Прим. ред.), когда ребенок хочет общения, но боится потерять взрослого», – объяснила Татьяна Панкова.

Задача специалистов фонда – подготовить волонтеров, чтобы они не считали поведение детей простой реакцией на свои действия. Поэтому все наставники проходят двухдневный тренинг: им рассказывают о психологических особенностях сирот, обучают правильно выстраивать коммуникацию на этапах знакомства, адаптации, развития отношений, советуют, как поступать в сложных ситуациях.

Например, если ребенок рассказывает о каких-то ужасных событиях из своей жизни, самое важное – дышать, сказала Татьяна Панкова. Когда наставник слышит что-то страшное, у него перехватывает дыхание, и он выходит из контакта, пояснила она.

Важно внимательно выслушать подростка, приобнять за плечи или взять за руку, если раньше физический контакт уже был (если такого раньше не случалось, и ребенок не показывает, что ему нужен контакт, то брать его за руку не надо).

Ни в коем случае нельзя обесценивать тяжелые переживания подопечного, говорить: «Все уже закончилось». Лучше постараться разделить его чувства. Подходят такие фразы, как: «На твоем месте я бы тоже злился».

Существуют вопросы, которые нельзя задавать воспитанникам детских домов. Например: «Как ты сюда попал?»

Наставничество для сирот
Наставник Денис

При знакомстве наставник должен сразу «установить границу»: обсудить с ребенком, как они будут друг к другу обращаться – на «ты» или на «вы», как часто будут созваниваться, как здороваться, договориться о «ритуалах» (допустим, при встрече сначала пить чай с конфетами).

Если подопечный в первые же полтора часа рассказывает всю свою жизнь – это плохой признак. Он означает, что подросток совсем не умеет держать дистанцию, и ему надо этому учиться. Сближение должно происходить постепенно.

«Вначале у меня было много всяких планов, – рассказал Денис (40 лет). – Я сразу хотел начать помогать. Но мудрые психологи меня притормозили, объяснили, что надо сначала привыкнуть друг к другу, освоиться». Он стал наставником полтора года назад, его подопечному сейчас 15 лет.

Денис старается научить мальчика всему, что умеет сам. «Последнее, что я начал внедрять, – бои на мягком оружии, – продолжил он. – Это популярный сейчас бой на мечах, в котором используется не металлическое оружие, а мягкие тямбары (пластиковые мечи со специальным ударопоглощающим покрытием. – Прим. ред.).

Воспитаннику понравилось. В первый раз я привез два мягких меча. Мы потренировались, решили отдохнуть, а малыши у нас их отняли. В следующий раз привез уже четыре штуки, чтобы нам никто не мешал».

Подопечный Дениса заканчивает 9 класс. Раньше он говорил наставнику, что хочет продолжить учиться в школе, в 10-11 классе, но теперь его планы меняются. «Его друзья большей частью собираются поступать в колледжи. И я полагаю, что на этой волне он тоже может передумать. Но пока мы с ним это обсуждаем», – сказал Денис.

«Как дела?» – спросят через год

Один мальчик утомлял педагогов своими новаторскими идеями и беспокойным поведением, а в его комнате всегда царил хаос. Наставница обнаружила у него незаурядные организаторские способности. Оказалось, что подросток очень хорошо умеет договариваться, причем с несколькими сторонами одновременно. Он самостоятельно устроил поездку для себя и наставницы в тот город, где жил раньше: подготовил все необходимые документы, назначил встречи с родственниками.

Помочь подростку раскрыть свои способности, придать уверенности в своих силах – это как раз одна из задач наставника.

Конечно, от волонтеров никто не ожидает выполнения функций психолога. Наставники могут рассчитывать на индивидуальные консультации со специалистами фонда, если в отношениях с подопечными возникают сложности.

Два-три раза в год проводится групповая супервизия – встречи волонтеров для обмена опытом и взаимной эмоциональной поддержки. Кроме того, существует клуб наставников, где проходят тематические встречи 5-6 раз в течение учебного года.

Бывают моменты, когда самому волонтеру нужна помощь психолога, потому что один из рисков наставничества – эмоциональное выгорание.

Оно наступает, прежде всего, от разочарования, когда общение не приводит к заметным переменам в поведении ребенка, в его мироощущении. Поэтому очень важный принцип – ничего от подопечного не ждать. Он может только через год впервые спросить у наставника: «Как дела?»

Шашлыки и полосы препятствий для выпускников

Между наставниками и подопечными выстраиваются долговременные отношения.
Психолог Полина Полякова со своей подопечной

В итоге между наставниками и подопечными выстраиваются долговременные отношения. Они не прерываются после того, как подросток покидает сиротское учреждение. Наоборот, поддержка со стороны «персонального взрослого» помогает выпускнику приспособиться к самостоятельной жизни.

Наставнице одной восемнадцатилетней девушки пришлось в течение двух недель разговаривать с подопечной по телефону каждый вечер, часа по два. Дело в том, что девушку, поступившую в колледж, поселили в общежитии одну в комнате. Такого опыта у нее раньше не было, и она тяжело адаптировалась к новым условиям. Разговоры с наставницей помогли ей преодолеть тревогу.

Из 40 подопечных, с которыми работают волонтеры-наставники БФ «Дети наши», только 19 воспитываются в детских домах, остальные – уже выпускники.

По мере того, как дети вырастают и заводят свои семьи, наставники превращаются для них в хороших знакомых и друзей. «Пока ни одна пара отношения не прервала, хотя некоторые ребята учатся в других городах», – отметила Татьяна Панкова.

Когда личные встречи становятся затруднительными из-за расстояния, люди продолжают созваниваться и переписываться.

Один или два раза в год фонд устраивает общие мероприятия для всех наставников и подопечных, в том числе и для выпускников. Это может быть костюмированный бал, выезд на шашлыки, а также игры, в которых наставники и подопечные участвуют парами.

Например, вместе преодолевают полосу препятствий. Как-то раз пары придумывали свои инопланетные цивилизации: как будто они вдвоем представляют одну планету и должны о ней рассказать.

Наставничество в семьях

Наставничество в семьях
Фото nastavniki.org

Программы наставничества есть и у других НКО. Например, МОО «Старшие братья Старшие сестры» организует работу наставников в России вот уже 18 лет, причем не только в учреждениях, но и в замещающих семьях, рассказала Юлия Анисимова, психолог организации. (Программа Big Brothers Big Sisters, частью которой является деятельность российской НКО, была основана более 100 лет назад и реализуется в 14 странах мира).

Программа рассчитана на детей от 10 лет. К помощи волонтеров-наставников обычно прибегают приемные семьи и опекуны, которые вдруг перестали понимать ребенка, не могут наладить с ним контакт и помочь ему.

Иногда наставники нужны детям, которых воспитывают пожилые люди. Например, однажды в фонд обратились дедушка и бабушка, опекуны одиннадцатилетней девочки, потому что их внучка никогда не бывала в цирке и на Красной площади: им тяжело самим куда-то ее водить.

Какого результата ожидают от наставника в семье? Повышения самооценки ребенка, укрепления его веры в собственные силы, расширения кругозора и т.п.

В детских домах фонд курирует 340 пар наставников и их подопечных, а в семьях работают 40 волонтеров.

Детям с интеллектуальными нарушениями тоже нужны наставники

Проект «1+1» БФ «Волонтеры в помощь детям-сиротам» предназначен для детей с тяжелыми множественными нарушениями развития. В нем участвуют 55 волонтеров старше 27 лет, которые ходят к детям, как минимум, в течение года и не реже одного раза в неделю, рассказала координатор проекта, психолог Евгения Стратийчук.

Подопечным от одного года до 17 лет. Большинство из них имеют задержку психо-речевого развития или интеллектуальные нарушения. Общение с наставником помогает такому ребенку активнее осваивать мир, получать дополнительный опыт. Например, он может покачаться на качелях, которых нет в Центрах содействия семейному воспитанию (бывших детских домах-интернатах).

Отношения привязанности, которые формируются в наставничестве, способствуют интеллектуальному развитию детей.

Воспитанники начинают лучше понимать речь и взаимодействовать со взрослыми. В конечном итоге они получают больше шансов понравиться потенциальным приемным родителям.

Для волонтеров, желающих стать наставниками в проекте «1+1», организуют вводный семинар, совместные с психологом посещения подопечного, консультации в сложных ситуациях и т.д.

Фотографии предоставлены БФ «Дети наши»

Оставьте первый комментарий для "Наставничество для сирот: не забывать дышать и держать дистанцию"

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*


Instagram
VK
OK