«Немного унижения, и дети будут со мной»

Детские дома не пускают родителей
Автор статьи: Наталья Нехлебова
Источник: Правмир

 

Детские дома и интернаты не пускают родителей из-за пандемии

Откуда взялись препятствия и почему соблюдение карантина нарушает права семей

Пока идет карантин, ребенок останется… в психиатрической больнице. Почему? Потому что он — «государственный», и пока карантин не кончится, его не выпустят, отвечают приемной маме. Как родители борются за то, чтобы забрать детей из детского дома, родная мать не может попасть к своей тяжелобольной дочери в интернат, и почему нужно просить и умолять, чтобы тебе дали хотя бы увидеться с детьми.

Родители и общественные деятели рассказали «Правмиру» о том, почему по закону семейное устройство во время пандемии прекращаться не должно, но региональные министерства препятствуют приемным родителям. 

Выцарапать из системы просто невозможно

Диме 9 лет. Уже три месяца он находится в областной психиатрической больнице Екатеринбурга. Мальчик здоров. В больницу на плановое обследование его поместил Центр социальной помощи семье и детям города Полевской Свердловской области. Проще говоря, детский дом, где он жил.

Обследование не может длиться больше 40 дней. Но мальчик остается в медучреждении, потому что из-за коронавируса больница закрылась на карантин. Диму давно уже должна была забрать приемная семья. 

— Брата и сестру Димы мы забрали из детского дома уже три недели назад, — говорит Виктория Земляная, приемная мама ребенка, — но мальчика выцарапать из этой системы просто невозможно. Я 9 ноября приехала в больницу знакомиться с ним, но меня не пустили. Объявили карантин, он не предполагает никаких встреч. Я даже продукты ему передать не могу. Директор детского дома говорит мне, что, если бы это был ее личный ребенок, она бы могла его забрать. Но так как ребенок государственный, нарушать противоэпидемиологический режим она не может. Никакую ответственность на себя брать не будет. И пока идет карантин, ребенок останется в больнице.

Три месяца здоровый маленький мальчик заперт в психиатрической больнице. Он не учится, лишен возможности гулять, не видит своих брата и сестру.

Приемная мама очень хочет забрать его, но не может это сделать, потому что ребенок «государственный».

— Я понимаю, что они боятся — вдруг он контактный, заберут его, и он всех в детском доме заразит, — говорит Виктория, — но это же можно как-то решить. Я могу сразу забрать его из больницы домой. Зачем это издевательство над ребенком? Как он будет адаптироваться потом в семье? Представьте — три месяца быть закрытым в психбольнице. Опека, которая должна контролировать детский дом, также не хочет мне помочь.

Руководство больницы, напротив, очень хочет помочь Виктории. 

По словам Виктории Земляной, в переписке врач отметил, что если вопрос будет согласован с директором и представители приюта приедут за мальчиком, его, конечно же, отдадут, а в справке будет написано, что в отделении карантин по коронавирусной инфекции. По словам главврача, это вопрос юридический и упирается в решение законного представителя.

— Теперь директор детского дома вообще отказывается со мной разговаривать, — говорит Виктория, — у нее все время какие-то дела. Карантин в больнице продлен до 4 декабря, он может быть продлен и дальше. И что будет с мальчиком, который заперт в больнице? Никого это не беспокоит. Всем нормально.

Почему не пускают приемных родителей

— Это началось весной с введением карантина, — рассказывает Дина Магнат, преподаватель Института развития семейного устройства. — Мы получили полтора десятка сообщений из разных регионов от приемных родителей, которые не могут забрать детей в семью. Детей просто не выпускают из детских домов. Причем приемных родителей не пускают на разных этапах: например, на само знакомство, или забрать не дают тем, кто уже знаком с детьми.

Дина Магнат
Дина Магнат

В конце июля Министерство просвещения выпустило рекомендации, где говорится, что посещение организаций для детей-сирот возможно для «граждан, получивших направление на посещение ребенка, граждан, желающих временно принять детей из организаций, а также представителей негосударственных, некоммерческих, в том числе общественных и религиозных, организаций, благотворительных фондов, а также добровольцев (волонтеров)». При входе посетителям просто необходимо измерять температуру и использовать средства индивидуальной защиты. 

Также в июле федеральный Роспотребнадзор направил в региональные отделения ведомства разъяснения, где говорится, что запрета на посещения социальных организаций для детей родителями, представителями органов опеки, опекунами, попечителями, добровольцами нет.

— Выпущены рекомендации Министерства просвещения, социальной защиты, здравоохранения и даже Роспотребнадзора о том, что, несмотря на карантин, нельзя останавливать семейное устройство, — говорит глава фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам» Елена Альшанская. — Нужно искать какие-то форматы, в которых это можно продолжать. Тем не менее региональные отделения Роспотребнадзора выпускают приказы, где говорится о том, что детские социальные учреждения не должны допускать посторонних. Получается, что здесь некое противоречие. Но так как федеральные документы — это рекомендации, а региональные, как правило, приказы, получается, что для учреждений последние значат больше. А должно быть наоборот. Учреждения должны быть максимально заинтересованными в семейном устройстве во время карантина. 

Елена Альшанская
Елена Альшанская

По словам Альшанской, именно отсутствие массового скопления детей снижает риск заражения.

— Один ребенок в семье — это более безопасная ситуация, чем 650 детей в одном здании. Мы же закрываем школы ровно поэтому — что это массовое скопление. А наши детские дома — это массовые скопления по определению.

Что бывает, когда вмешивается прокуратура

Иногда, чтобы окончательно снять все сомнения, как действовать — по федеральным рекомендациям или по региональным приказам, в работу детских домов по семейному устройству во время карантина вмешивается прокуратура.

— Была очень сложная история с домом ребенка в Кировской области, — рассказывает Евгения Малетина, волонтер фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам». — Учреждение было закрыто на карантин, туда не пускали потенциальных усыновителей. Было непонятно, кто конкретно это решил. Все ведомства «сваливали» друг на друга. Никто не хотел брать на себя ответственность. Потому что дом ребенка в подчинении у Министерства здравоохранения, но одновременно это сфера опеки и Министерства просвещения. А потом начались проблемы с прокуратурой. 

Как рассказывает волонтер, летом главный врач дома ребенка пригласила приемных родителей, которые за пару дней забрали много детей. 

— И вдруг прокуратура выписала «представление» на имя главного врача дома ребенка и на руководителя кировского Министерства здравоохранения о том, что они не имели права никого пускать к детям. Понятно, что после этого дом ребенка от потенциальных приемных семей закрыли.

Все решаем в ручном режиме

— Мы с марта помогаем разным опекунам и приемным родителям попасть к детям, — говорит Елена Альшанская, — или, по крайней мере, забрать детей. У нас были истории, когда знакомство состоялось до карантина, но из-за карантинных мер не разрешали забрать ребенка. Договаривались, что ребенка выводят за территорию, предлагали проводить встречи в каком-то онлайн-формате. И очень не хватает в этой ситуации попыток региона не просто закрыть и забыть, а найти какие-то выходы. Например, действительно организовывать встречу детей и приемных родителей. Взять анализы у того и у другого и организовывать встречи не внутри помещения, а на улице. 

В Кировской области приемные родители месяцами ждали встречи с детьми.

— Ситуация получилась странная, — объясняет Евгения Малетина, — по отдельности никто не против, ни Минпросвещения, ни Минздрав, а какого-то общего решения нет. И непонятно, кто за это все ответственный. 

Общественники рассказали, что в итоге был собран круглый стол с участием всех ведомств: Министерства просвещения, Министерства здравоохранения, Роспотребнадзора, уполномоченного по правам ребенка. Совместно удалось выработать порядок, по которому приемные родители будут знакомиться с детьми. При себе нужно иметь отрицательный анализ на коронавирус, приходить в маске и перчатках. После этого из дома ребенка Кировской области сразу забрали в семьи 14 детей.

— Каждую ситуацию приходится решать в ручном режиме, — отмечает Елена Альшанская. — Все зависит от региона, где-то быстро шли нам навстречу, где-то нет. Где-то соглашались проводить знакомство потенциальных опекунов с детьми онлайн, где-то выводили ребенка из учреждения на встречу. Везде по-разному, нет общего системного подхода.

Татьяна из Московской области за месяц добилась разрешения познакомиться с детьми и забрать их. 

— Мы забираем брата и сестру. Три годика и пять лет, — говорит приемная мама, — я договаривалась с главным врачом дома ребенка и руководством опеки. Да, сначала они мне отказали — карантин, но я звонила почти каждый день, упрашивала, умоляла, договаривалась, и в результате мне разрешили забрать детей. Немного унижения — и дети будут со мной. Я напирала на то, что федеральные рекомендации как раз не запрещают видеться с детьми. Что семейное устройство не должно прекращаться. Детям лучше в семье. 

Почему большие детские дома — плохая форма устройства

— Моей дочери 17 лет, у нее тяжелая форма аутизма, она не говорит, не может себя обслуживать, — рассказывает Елена Палкина. — Она 4 года живет в интернате для умственно отсталых детей в Самаре. Но я очень часто забирала ее домой. Она проводила по несколько дней или недель дома каждый месяц. 

Елена с марта не видела дочь, к ней не пускают. Карантин. Выходить к маме девушке не позволяют. 

— Я просила хотя бы видео присылать мне — как она там. Но они даже этого не делают. Даже органы опеки в интернат не пускают. Дети там как в тюрьме.

Тысячи детей находятся в ситуации строгого заключения, в полной власти персонала, вообще без всякого контроля со стороны.

Я только могу спросить: «Она все такая же худенькая?» И мне отвечают: «Да, все так же». Неужели эту проблему никак нельзя решить? Дети же скучают по родителям. Мыслимо ли 8 месяцев их не видеть?!

По мнению экспертов, пандемия подчеркнула главную проблему социальных учреждений для детей. Большие детские дома, в которых проживают сотни детей — это плохая форма устройства жизни ребенка. 

— Я не вижу главного вывода, который нужно сделать сейчас министерствам, — подчеркивает Елена Альшанская. — Крупные учреждения создают ситуацию высокого риска распространения инфекции. И поэтому в ближайшее время нужно ставить задачи на уровне регионов: переводить их в формат семейно-социальных групп, небольших детских домов, раз уж не нашлись семьи, которые к себе забирают детей. Это нужно, чтобы не создавать ситуацию, из-за которой детям потом отказывают в возможности быть устроенными в семью.

Если вы считаете, что на сайте должно быть больше
важных, полезных, доступных и объективных материалов:

Поддержите развитие проекта

Оставьте первый комментарий для "«Немного унижения, и дети будут со мной»"

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*